sherlie: (Красота)
Завела новый тег - "музейные байки". О разных сторонах функционирования музея, обычно не видных постороннему глазу. Собрала туда разные заметки и истории на тему за четыре с половиной года.

Правда, часть записей под замком "для друзей", на всякий случай.

http://sherlie.livejournal.com/tag/%D0%BC%D1%83%D0%B7%D0%B5%D0%B9%D0%BD%D1%8B%D0%B5%20%D0%B1%D0%B0%D0%B9%D0%BA%D0%B8
sherlie: (Красота)
Иногда моя музейная работа меня просто бесит-бесит. В основном тогда, когда я себя ни на что замотивировать не могу, а сижу и страдаю. Потому, что больная или усталая или еще какая.

А иногда прямо вот интересно и круто.

Я вторую неделю в фоновом режиме перевожу с польского один семейный архив конца XIX - начала ХХ в. Суть в том, что после восстания 1863 года в наши края сослали некоторое количество участников, они тут по двадцать лет отбыли, а потом некоторые вернулись домой, а некоторые остались здесь жить. И я читаю и перевожу для последующей публикации письма, написанные из Польши человеку, оставшемуся здесь. Он женился, работал на Николаевском железоделательном заводе и золотых приисках, и жил по тем временам, как я понимаю, нормально. По крайней мере, так считают его друзья и родные, которые пишут ему из Польши :) И которые подробно описывают, как плохо там - земли нет, работы нет, документов нет, люди испортились. И просят прислать им мехов, денег и еще чего-нибудь. Интересно, в общем. Хотя продираться сквозь каллиграфию и витиеватый стиль изложения - очень мозголомно, больше получаса без перерыва я это делать не могу. Правда, для того, чтобы вообще смочь это прочитать, нужно долго вчитываться, и тогда в какой-то момент закорючки вдруг складываются в понятные слова. Удивительное ощущение.

А сегодня мне еще подкинули работу - поискать в материалах историко-этнографических экспедиций нашего истфака, которые лежат кучей у нас в подвале много лет и еще будут лежать минимум столько же, упоминание о конкретных предках конкретного человека, типа поиск информации по заказу. И я ведь нашла, мне повезло. То есть, заказчику, конечно, больше, чем мне, но все равно. Нашла при помощи людей, которые в этой куче как-то ориентируются, но все равно приятно. Сейчас еще фоточки досмотрю - вдруг еще и изображения тех людей есть - и буду звонить заказчику.

И это помимо текущей работы по учету, например, обезвреженных боеприпасов, которые вернулись с экспертизы, которые нужно проверить, внести в базу недостающие и потом отдать солдатам в экспозицию.
sherlie: (Default)
Два дня я летала, как на крыльях.

Два дня мы пахали, как лоси, на кормежке участников детской городской конференции в офисе, то есть на Ф-К.

Оттуда фиг выберешься, а вечерами, естественно, занятия, и вообще.

Короче, вчера закончили пораньше, радостная я поехала домой в надежде до занятия что-то полезное успеть, типа вторую юбку сшить, но меня в хлам укачало в маршрутке. И не спиной ехала, но все равно.

Дома я еще попыталась поскрестись и сделать вид, что все нормально. И помыла в коридоре пол, потому что с улицы тащится страшно взглянуть что, а типа-выздоравливающий кот совсем повредился мозгами и никак не хочет после болезни возвращаться в горшок. Когда я прихожу домой в 10 вечера, мне уже может быть и пофиг. А когда в полпятого - то нет.

В общем, в тошноте, в наклон и с запахами (котовый запах плюс хлорка) я это как-то доделала. И потом еще даже белую юбку к платью отутюжила после стирки. А потом настал кирдык, потому что тошнило все сильнее и я как представила, что сяду в автобус, проеду одну остановку и придется выходить, и в итоге мы всем позвонили и никуда не поехали. Хорошо, что вчера был четверг, и польская группа, а не девятнашка, с девятнашкой бы такой номер не прошел.

Камнем упала в постель и отключилась. Часов до девяти. Потом все же пришлось встать (ужин, обед, кот и все такое). Ну и еще три батона, которые остались от кормежки детей и которые мне были выданы с горячей просьбой пересушить на солёные сухарики, как любят все на работе. Ну, не пропадать же добру, да и к полуночи отпустило меня наконец.

А сегодня на улице ноль градусов, снег и грязь.

Сил нам всем. Дотянуть до завтра, а завтра уже поспать.
sherlie: (Красота)
На улице утром +3 и пронизывающий ветер.

Дома дуб собачий, а вчера вечером еще и горячая вода стремительно утратила свою температуру. То есть, вода из крана бежит и счетчик крутится, а температура при этом - едва-едва, чуть теплая. Мыться под душем и мыть утром голову было, конечно, интересно. Утром поругались с управляющей компанией - обещали исправить. Отопления нет.

На работе нет горячей воды вовсе никакой, даже едва теплой, а холодная такого цвета, как вот когда френч-пресс из-под кофе моешь или руки после длительных земляных работ.

Бег в гору и горячий кофе спасут всех, я надеюсь. Первое уже реализовано, за вторым сейчас пойду к соответствующей тумбочке.
sherlie: (Красота)
Сегодня утром мы все собрались в отделе истории, нас загрузили в автобус и повезли в Зеленый, в военную часть. Всю предыдущую неделю мы терзали начальство вопросами - нафига, и что там делать. Начальство молчало, как партизаны. На главный вопрос - как одеваться, тепло или красиво, впрочем, был дан ответ "тепло".

Приехали. Оказалось, что будем стрелять. Из пистолета Макарова и автомата Калашникова.

В итоге я стреляла из пистолета, правда, в два захода. Сначала все стреляли по одному заходу, а потом, поскольку патроны еще остались, то кто хотел, стрелял еще.

Стрелять из автомата я не пошла, потому что опасалась лежать на земле в снегу. Было довольно прохладно, к тому моменту я уже замерзла, а я и без того до сих пор еще кашляю. Поэтому не сегодня.

Ясен пень, никуда я не попала. А может и попала, мне это было совсем не интересно. Интересен был сам процесс. Неужели от выстрелов из пистолета всегда глохнешь? Или бывают не такие шумные модели? У меня до сих пор одно ухо до конца не отошло. Ну а рука тряслась, вероятно, от неумелости.

Я бы попробовала еще. Чисто ради научиться это делать.

А потом нас отправили греться в большую палатку с двумя дровяными печками и большим накрытым столом. Генерал, командующий частью, оказался приятелем нашего нового директора. Мы от пуза наелись и согрелись выпивкой, потом еще пили, ржали и пели всё подряд. Наверное, у кого-нибудь будут фотки и видео этого безумия.

Завтра посидим на Чайковского. Зря только на завтра же назначили открытие выставки. Ну да ладно, прорвемся.

Итог: в музее бывает не только дурдом, в музее бывает весело.
sherlie: (Красота)
Нам сделали интернет на работе. Не прошло и трех лет после того, как одна высокопоставленная дама бодро рапортовала на городском мероприятии, что деньги на этот наш интернет выделены.

Он слабый и все время отваливается. Но потом подключается обратно. Сам.

Это оказалось очень актуально в том плане, что вчера с грохотом навернулась наша основная база данных по имени КАМИС. И поставить ее на ноги мы сами не можем, нужно списываться с разработчиками и они будут это удаленно делать.

Наверное, сделают.
sherlie: (Default)
Нда, делать бал, работать и шить проще, чем делать бал, работать и болеть. Но, впрочем, я на предыдущем балу содержания никак не касалась, все это сделали другие люди.

Было как-то вообще грустно, но сегодня на прогоне развеялась немного. Обычно прогон оставляет ощущение "кто все эти люди и что они будут делать завтра в бальной зале", но сегодня все было не так, сегодня очень плодотворно поработали, все отлично повторили, даже поразвлекались немного полонезом и - кто бы мог подумать - Мышкой. В общем, был нам наш фан. Надеюсь, в субботу будет не хуже.

А еще я сегодня осознала, что мне осталось 5 рабочих дней до отпуска. Маленького и туманного, но отпуска. И это меня весьма порадовало.

Быстро пить чай и спать. Все недоделки оставляем на завтра.

Ура!

Oct. 22nd, 2014 11:27 pm
sherlie: (Красота)
Мы пережили проверку Росохранкультуры всего с одним листом замечаний. Это круто, потому что в прошлый раз листов с замечаниями было больше десяти.

По этому поводу пили дорогое шампанское и бурно радовались.
sherlie: (Красота)
Болит горло, голова разъезжается в разные стороны. Пью бруснику, потом белый порошок, и спать. И зачем завтра на работу?

А завтра полный рабочий день, а потом еще громко считать и вообще держать силой духа в рабочем состоянии довольно большую группу. А мы оба больные. Ну да будем прорываться, вариантов-то нет.

Продолжает огорчать Бриан. Вчера они с Пьером на ночь глядя разодрались в хлам - Бриан не хотел укола и выл, Пьер надулся и вмешался. Еле разлили. Продолжение было в полседьмого утра - с громким воем, двиганием мебели и клочьями шерсти по всем пустому коридору. В итоге Пьер жил почти весь день в туалете, а Бриан держал прихожую.

Короче, создается ощущение, что у Бриана проблема не во внутренностях, а в мозгах. Он абсолютно необщителен, на всех смотрит, как на врагов народа, а если берешь его на руки, то сразу панически дрожит и вообще боится. Уколы нам отменили, пока даем только таблетки, и вообще таблетку дать ему сильно проще, чем Пьеру, но Пьер, хотя и отчаянно сопротивляется в процессе, но потом зла не держит и не боится. А Бриан как запуганный кем-то, только мы не можем понять, кем.

В общем, грусть-печаль. Пора спать.
sherlie: (Красота)
На работе продолжаем мыть и затыкать дыры в окружающей нас ткани мироздания. Наше фондовское мироздание состоит из предметов и документов. Предметов у нас много, а документов мало (это если по всяким инструкциям, на мой-то вкус уже и так многовато), особенно на фоне того, что на каждый предмет должно быть по нескольку разных документов. Все мы всяко-разно не сделаем в срок, поэтому пытаемся хотя бы дыры позатыкать.

Коты также не дают скучать. Бриан за 12 с лишком лет жизни на разу ни от чего не лечился, поэтому к процедурам относится резко негативно, простейший витам два кубика внутримышечно вызывает у него такую панику, что иголка из мышцы вылетает. Зато таблетку внутрь в него запихать как будто проще, чем в Пьера. Сначала вообще попробовала закатать в шарик фарша, но он есть не стал.

Зато Пьер выступил. Он уже второй день, как только я беру в руки шприц и начинаю его набирать, растворяется в пространстве и исчезает. Без слов, тихо и молча. Сегодня он увидел, что я поставила особым образом стул и закрываю двери в зал (а у нас котопроцедурка там), тихо слинял в туалет, постарался изобразить часть унитаза и очень удивился, когда его там нашли. Нашли, обозвали дураком и еще раз объяснили, что лечим в этот раз не его, и его лечить не будем, пока он не будет есть всякую дрянь.

Пусть уже Бриан вылечивается, и все будет нормально. А то вроде глобально проблем не очень много, но мироощущение какое-то неправильное.
sherlie: (Красота)
Сделала я сегодня, что хотела, сделала. То есть помыла два самых больших и беспорядочных стеллажа. И разложила на них предметы так, что я теперь знаю, где что лежит. Осталось записать, что на какой полке и пришпилить на видное место. То есть на видные места.

Осталась пара больших шкафов, в один из них я не могу попасть, потому что у него двери раздвижные заклинило, и в нем же лежат экспонаты из второго. Еще когда год назад было самое начало ремонта, их сложили, да так обратно и не выложили. Потому что сначала другой ремонт, потом третий и пятый, а потом та самая дверь. Но может быть, я завтра что-нибудь придумаю?

Еще у меня стоит нетронутый шкаф советского периода (в смысле, старый), в котором девять отдельных запирающихся ячеек, и в одну из них я тоже попасть не могу, потому что там не открывается навесной замок. Даже родным ключом. Уже года два. Вроде, когда я только пришла работать, открывался, а потом перестал. Рабочий наш уволившийся пробовал его открыть - не открыл, потом коллега Сережа пробовал - не открыл. Я, наверное, тоже не открою. Правда, я уже не помню, что именно лежит там внутри. Может быть, тот самый барометр, который второй год никто не может найти?

В процессе мытья стеллажей и экспонатов мне на ногу упала хрень. Ну, то есть, это экспонат, конечно. Типа, скульптура. Размером с пол-меня. Представьте себе Железный трон Вестероса, если бы его делали Красные Шапки. А называется - "Шаман". Поднимать его я не могу и не хочу, он тяжелый, поэтому я его катила по полу. И не удержала. Может быть, ноготь подумает и не станет сходить?

Вот так и живем. Радостно то, что проверяющие придут к нам не завтра. А на той неделе. И до усадебных групп мы дожили, сегодня начали занятия. И еще один подарок от мироздания мы получили уже вечером, после занятий, в виде письма издалека.

Жизнь продолжается.
sherlie: (Красота)
На работу, то есть в фонды, торжественным медленным шагом под фанфары вступает всем известный полярный пушной зверь. В этот раз он снова нефиговых размеров и принимает обличье работников росохранкультуры, которые придут к нам 2 октября и будут нас проверять. Такое ощущение, что за два года с прошлой проверки не сделали ничего, хотя сделали на самом деле до фига и больше, но нужно было еще больше.

Мы потратили год (реально - год рабочего времени пяти человек), чтобы сделать электронный каталог основного фонда. Стало до фига удобно. Но половина наших экспонатов - это вспомогательный фонд, на него пока год никто не планирует.

Еще нас подло кинул эксперт по оружию. Он неделю перерисовывал и перемерял наши просверленные патроны, потом месяцев так десять обещал выдать справку, а потом просто сказал, что он больше этим не занимается, и все. А другой эксперт - у него драмкружок-кружок-по фото-и далее по тексту, он на двух должностях у нас и еще читает лекции на истфаке, с ним тоже сложно, в смысле что он ни фига не сделал.

Хорошо, что весной хотя бы эксперта по драгметаллу додавили, но тоже без приключений не обошлось.

И государственные награды оформить как надо - тоже та еще песня. И мы ее все никак не можем допеть до конца.

А в хранилищах у нас по причине беспробудного ремонта вообще хз что. Экспонаты весь год таскаем туда-сюда, из комнаты в комнату, и поэтому живем в хроническом хаосе. Я сейчас пытаюсь хотя бы в металле все разложить как надо и везде сделать топоописи содержимого шкафов и полок, но все время валятся разные люди, которым надо всякое разное, и я вместо уборки в хранилище достаю тоннами разные экспонаты.

Правда, сегодня пришел человек, который в наших фондах проработал много лет и сильно удивился - как мы вообще в таких условиях что-то выдаем.

Так что ждем грозу.
sherlie: (Красота)
Вчера ездила верхом. Сегодня махала и кидалась флагами аки средневековый итальянец и шила восемнашечный корсет.

И те часы, которые я сегодня на работе инвентаризировала, лет через сто станут старинными.

В музее рабочие вынесли здоровенные старые двустворчатые двери из хранилища документов, частично заложили проем кирпичами, теперь оно все сохнет, а потом будет новая дверь. У фирмы, которая ставит нам двери, нет ничего такого размера, как тот дверной проем.

Потолок прибили на место. Только свет в той части пока не горит.

Дохлых мышей больше не находили.

И вообще пора двигаться в сторону "спать".
sherlie: (Красота)
В ночь на вчера в коридоре обвалился потолок. К счастью, не совсем обвалился, а только навесная часть, плиты, за которыми прячутся всякие провода. Если ьы к нам провалились жильцы со второго этажа, было бы, конечно, еще веселее. Но картинка и так была фееричная - между двух развесистых экспозиций, там просто пройти-то уже история, а тут еще сверху попадали плиты, во все стороны торчал каркас, на котором они лежали, на проводах свисали лампы и еще светились! В общем, новая экспозиция "упавший потолок". Охранница бегала и снимала на телефон.

Кстати, почему обвалился, никто не понял. Обычно все разваливается, когда нас жильцы сверху топят, но тут вроде все сухо было. Ладно, вчера завал разобрали, сегодня уже пришли бодрые мальчики и ремонтировали.

Потом я пошла в документы (то есть в хранилище документов), увидела там конверт с экспонатами на полу, подняла его, ибо непорядок, и обнаружила под ним дохлую мышь. Вымела на улицу. И подумала - хорошо, что я их не боюсь.

А сегодня меняли двери. И в понедельник будут менять двери...
sherlie: (Красота)
Это у нас присловье такое есть на работе - "Разобрал экспонаты - получи плюс к карме", "Это мы не просто убираемся, мы карму чистим".

музейные байки )
sherlie: (Красота)
Послала на сегодня музейную работу нехорошим словом и пошла в отгул. По легенде - чтобы спать и убираться. И в идеале еще хвост к тюдоровскому платью пришить (его оторвали на Лангре год назад, оказалось проще оторвать совсем, постирать и вот теперь он ждет, чтобы я вернула его на место).

Ну, первый пункт выполнен. Поглядим, что удастся сделать из остального.
sherlie: (Красота)
Наконец-то после примерно месяца настойчивых жалоб нам сделали нормальное освещение в кабинете. А то сидели с подслеповатой люстрой в три крошечных лампочки, оставшейся от тех времен, когда наш нынешний кабинет был кабинетом музейного начальства. Натурально после обеда в кабинете становилось темно. А если на улице солнца не было, так и вовсе всю дорогу было темно. В прошлом году я этот период проболела и не застала, а сейчас пришлось ( Глаза к вечеру уже вообще ни на что смотреть не могли, не только в монитор.

Еще бы что продавить, чтоб трубы с водой нам привели в порядок. Ибо уже месяц как вода из них течет исключительно грязная, ржавая и отменно вонючая. О том, чтобы ее пить, речи не идет, ходим на колонку, благо, вокруг у нас частный сектор и колонка рядом есть.

И мне уже интересно, закончится ли ремонт в металле до НГ? А в фарфоре до февраля?
sherlie: (Через тернии)
Отопление не включили. На работе продолжается неописуемое, и хламовник из наших отдельных хранилищ разползся на весь первый этаж. По коридору не пройти, как после какого-нибудь дня дарителя, да еще там стоят вытащенные из металла шкафы и стеллажи. Посреди зала Великой Отечественной войны кучей навалены экспонаты временного хранения. Хранилище ВХ у нас страшное, но мы его сегодня быстро раскидали, потому что весь хлам сложен компактно - в мешки и коробки. Ну разве что какие-нибудь громадные часы с маятником или баян или пишущая машинка живут самостоятельно, без упаковки. Ну и до когда весь этот апокалипсис - никому не ведомо, так как все уперлось в купить новые радиаторы, их должен купить музей, а начальство мнется и сообщает, что денег нет. А мы в холоде и разрухе.

И чтобы совсем жизнь медом не казалась, если вдруг кому кажется, то завтра у нас дома еще и электричества не будет с 9 до 17. Какой-то ремонт на Южных электросетях, и конечно же, его можно делать только в субботу. Ну, закупили хлеб и мясо для бутербродов и будем греть чай на газовой горелке. Соседи предлагали жечь костер, но по прогнозам завтра мокрый снег, на улице будет некомфортно (((
sherlie: (Красота)
Сегодня пытались выяснить, как долго продлится хаос и разруха.

По оптимистичным прогнозам, все сделают ( и отопление дадут) к середине октября.
По пессимистичным - к новому году.

Удалось выбить обещание привезти завтра с Франк-Каменецкого обогреватель.

Profile

sherlie: (Default)
sherlie

April 2017

S M T W T F S
      1
2 34 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 05:11 pm
Powered by Dreamwidth Studios