sherlie: (Красота)
[personal profile] sherlie
Как говорится, умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт. Народная мудрость гласит именно так, а не иначе. Значит, мы не умные :) Мы такие, какие есть.



Итак, лето стремительно катилось к закату, отпуск был позорнейшим образом профукан, за некоторыми редчайшими моментами, работа накатывала стремительно и неотвратимо. Нужно было что-то с этим делать.

(Все фотографии с телефона, потому что с зеркалки мы их ещё пока не скинули. Есть шанс, что ещё будет пост с фото)



Когда стало понятно, что поехать далеко этим летом ну никак не удастся, подумали, что в таком случае нужно ездить близко. И по этому поводу заменили палатку - старая трещала по всем швам, заменили рюкзак Кинкара - старый весь вытерся и был отменно неудобен, особенно для переноски тяжестей, заменили мою пенку на принципиально иной агрегат класса «самонадувающийся коврик» и купили складное ведро для воды. Новое снаряжение нужно было тестировать.

Сибиряк был стремительно и давно, на КБЖД было море позитивнейшего общения, но до цели мы не дошли ввиду погодных катаклизмов, в Листвянке мы главным образом работали. План сходить на пик Черского был задуман на последней неделе июля, но нас испугал прогноз - ожидались дожди. Также напрягали мои непонятки с обувью, а идти туда в абы какой обуви - не вариант совсем. Тогда чуть ли не в разгаре семейной ссоры я и предложила вариант - сходить туда же 26-29 августа, если удастся со всеми обо всём договориться и согласовать наше отсутствие в городе на эти дни.

Согласовали. Удалось. В компанию добавился Рома - втроём уже повеселее. У Ромы в тех краях места боевой славы - он занимается там зимой фрирайдом на тамошних отличных склонах, но летом не был ни разу. Мы же наоборот - были только летом, я три раза, а Кинкар и поболее.

Часть продуктов типа консервов и круп сохранялась ещё после возвращения с КБЖД. То есть закупаться пришлось немного. Более того, я устроила террор против тяжелых рюкзаков и постановила - брать минимально необходимое, без излишеств. Забегая вперёд, скажу - идея оправдала себя частично, всю собственно еду мы съели по графику, зато у всех осталось много сладкого. Нужно что-то делать с привычкой таскать в лес много еды, если идём маленькой компанией. Как-то раньше мы были скромнее в этом плане, или реалистичнее, не знаю, что вернее.

В итоге в моём рюкзаке всё равно оказалось 20 кг, это было лучше, чем в прошлый раз, и я понадеялась, что справлюсь. Да и вообще сборы прошли как-то легко и нетравматично - наверное, нужно просто чаще это делать. В те годы, когда ездили много и часто, эти процессы вообще на рефлексах происходили, без участия мозга.

Итак, в пятницу утром мы встретились с Ромой перед электричкой, погрузились в неё и отправились в сторону Слюдянки. План был - доехать до Вербного (не доезжая до Слюдянки две остановки, фактически край Култука), подняться наверх, где по вершине хребта проходит Старокомаринская дорога, и идти по ней до метеостанции Хамар-Дабан. Дойти туда предполагалось в субботу к вечеру. Дойдя, пройти традиционно до реки Подкомарной, там встать. В воскресенье без вещей гулять по окрестностям - собственно пик Черского (кто не знает - господствующая вершина южного Хамар-Дабана, высота 2090) и что ещё получится. А в понедельник выходить на вечернюю электричку в Слюдянку. Сколько это в километрах - не знаю, нужно посмотреть по карте. Но карта не отражает подъемы и спуски, а их хватило, и местами сильных эмоций доставило и то, и другое.

Лирическое отступление про обувь. Всякий знает, что в горы следует ходить в хорошей, крепкой, удобной обуви с жесткой подошвой. Всякий также знает, что если очень хочется, то идёшь в том, что есть. Раньше я просто шла в тех кроссовках, какие в тот момент были, и получала с того всё, что мне причиталось, да и только. В этот раз у меня были с собой те кроссовки, какие были - прошлогодние, сильно стоптанные, но мягкие, что ваш любимый тапочек. Также были новые, относительно разношенные треккинговые кроссовки на приличной подошве и старые сандалии для разных надобностей типа разгрузить ноги на стоянке или переправиться через речку на обратном пути, если вдруг опять какой мост смыло. Утром я надела новые хорошие кроссовки, старые раздолбанные и сандалии сложила в рюкзак, и положилась далее в этом вопросе на волю мироздания.

Итак, мы вышли на Вербном. Позади Байкал, впереди гора.

Ещё одно лирической отступление. Все нормальные люди знают, как ходить на пик Черского. Доехать до Слюдянки, пройти через город (ну, или доехать до начала тропы на такси), и потом подниматься по долине реки Слюдянки наверх, пока не упрёшься в ту самую метеостанцию. Там поставиться, а оттуда уже и до пика недалеко. Я сейчас уже и не скажу, кому первому много лет назад пришла идея о том, что идти на метеостанцию можно по Комаринской дороге с Вербного. Семья Кинкара там с незапамятных времен собирала ягоду и била шишку, примерно в четырёх часах от момента старта, ну а нам предстояло пройти изрядно дальше. На том ягодном месте даже мне довелось несколько раз побывать, когда были моложе и активнее в этом плане - там реально и черника, и брусника, и орехи. В общем, мы ходим на пик Черского по той самой дороге, это дольше, чем по долине Слюдянки, но имеет пару плюсов. Во-первых, подъем не всю дорогу, а сначала в первые час-полтора и потом время от времени, подъёмы перемежаются ровными участками и даже спусками. Во-вторых, по ходу показывают разнообразные виды на соседние хребты и прочую черновую тайгу, это красиво. Долина реки Слюдянки, на мой субъективный взгляд, не представляет собой такого зрительного и фотографического разнообразия. Но чтобы достичь этой красоты, нужно в самом начале одолеть подъём.

На подъёме мне резко поплохело, до темноты в глазах и сбоев в сердечном ритме, сразу стало неинтересно и скучно, пришлось уговаривать себя, что это так ненадолго и дальше будет лучше, и вообще. Помогло. Также помогло считать шаги - ну там, отдохнуть можно не сейчас, а через двести шагов. Тяжело - через двести маленьких шагов. Но необходимо сделать это количество движений. В итоге мы с одним перерывом в конце концов достигли заветной дороги и пошли в сторону метеостанции. Оказалось, что этот подъём вмещает порядка двух тысяч моих шагов.

У нашего тракта было славное прошлое: он возник в конце XVIII века, в принципе соединял Иркутск с Кяхтой, то есть являлся фрагментом того-самого великого чайного пути. Доводилось слышать легенду о неких сосланных суворовских солдатах, которые жили вдоль этого тракта и поддерживали его в пригодном для проезда состоянии. До наших дней сохранились фрагменты подпорных стенок (например, на известном серпантине выше метеостанции), вообще инженерных сооружений было много. И в принципе дорога в горах, отчасти в гольцовой зоне, 250 лет назад - этокрутоясчитаю.

Настоящее нашего тракта таково: участок от Слюдянки и примерно часов на десять ходу вперед - вотчина заготовителей всякой таёжной всячины и джиперов. Честно, я за все предыдущие походы в те края не встречала там столько народу. Первые часа два мы видели и слышали просто людей, которые ходили где-то там в нутре леса и собирали ягоды и грибы. А тайга в нынешнем году щедра небывало, ни разу не помню столько грибов-ягод-орехов, даже когда целенаправленно ездили собирать. Далее уже стали встречаться прямо стационарные лагеря - стоит грузовик, возле него несколько палаток, люди, собаки, один раз даже конь. Оборудование для обработки шишки прямо там, на месте (если кто не знает, как добывают и перерабатывают шишку в тайге - говорите, расскажу, мне один раз довелось поучаствовать, это специфично, но в хорошей компании может быть забавно). И такое диво едва ли не через каждые пятьдесят метров.

А ещё там водятся джиперы. Им интересно преодолевать препятствия, которыми в данном случае являются подъёмы, спуски, камни, болота, грязь, лужи и прочие подобные красоты. Нужно ли говорить, что глинистая грунтовая дорога от того лучше не становится?

У дороги было три разновидности. А - дорога нормальная (подвиды - нормальная дорога вверх, нормальная дорога вниз, нормальная дорога по прямой, последнее настолько редко, что почти мифологично).


В - дорога, совмещённая с речкой. Не сказать, что дико удобно, но в целом не самый плохой вариант.


И С - грязная, разбитая машинами дорога на ровных участках. Самый капец. Особенности места таковы, что пролившаяся с небес дождём вода сама по себе никуда не девается, ибо внизу камень. Поэтому в тайге нередки болота на вершинах хребтов. А дорога идёт как раз по вершине хребта, и в развезённых машинами колеях вода собирается легко и охотно и стоит там всегда. Без грязных глинистых луж я эту дорогу не видела в принципе, но в таком состоянии, как сейчас, не видела тоже. Представьте себе, например, участок дороги, состоящий просто из многометровой лужи жидкой грязи. Да, в теории можно обойти. Но на практике такая возможность есть далеко не всегда. Иногда существует целый обходной путь вокруг лужи, но это не является правилом. Обычно нужно ломиться по жидкой грязи через придорожные кусты, и эти придорожные кусты знатно исполосовали мне ноги, никакой кот так не сможет. Кроме того, я получила очередной уровень по такому виду спорта, как «падение с рюкзаком в грязную лужу» - именно что поскользнулась на жидкой грязи в момент обхода. Не спасла даже выданная Ромой палка. Кроме прочего, эти обходы изрядно тормозили движение. И всю дорогу мы посылали лучи добра и дружбы тем славным людям, которые превратили терпимую, в общем-то, дорогу вот в это кошмарище.

Образец дороги вида "С"

Мрачные и местами злобные рассуждения о дураках и дорогах породили в итоге выражение, которое отлично описало наше собственное путешествие и попало в заголовок этого текста. Авторство Кинкара.

В итоге в первый день мы сначала задержались на входном подъёме, ибо только Рома был бодр, весел и преодолел его без потерь, а потом ещё изрядно тормозили, обходя лужи. И до намеченного места ночёвки не дошли - в восемь вечера уже сумерки, а почти сразу потом - кромешная темнота. Шарахаться по тем самым придорожным кустам с фонарём сама не хочу и никому не посоветую. И перед нами в полный рост встала ещё одна проблема - вода.


Образец типичной бочажки с водой в месте под названием "Чайная"
Отличное место, кстати. Два часа от Вербного, вода вкусная, но костер можно развести только по одну сторону от дороги. По другую - ту, где бочажка - невозможно в принципе.

Вообще, в тайге воды достаточно. Фишка в том, что она обычно внизу, в распадках, а мы перемещались из точки А в точку В по вершине хребта. И сверху вниз просто не всегда можно пройти, даже если не думать о том, что и спуск, и подъём могут занять не один час. Наверху встречаются ручейки и бочажки, но очень редко, и надо знать места. Я знаю про примерно три, Кинкар знает про больше, но к вечеру мы оставили позади одни и не дошли до следующего - вокруг стремительно темнело. Мы даже спросили у одной компании с джипом - нет ли у них поблизости воды, но они сказали, что всё привезли с собой. И да, на машине это не является проблемой.

У нас с собой было примерно три с половиной литра воды, набранной на перекусе, в одном из известных мест. И когда уже оказалось, что темно, и сегодня мы никуда уже особо не уйдём, пришлось пускать корни на первом попавшемся ровном месте.

Это было примечательное ровное место - ну, насколько в тайге вообще может быть ровное место, конечно. Полянка была покрыта отличнейшей, никем не тронутой черникой на подкладке из мха. Для того, чтобы поставить на землю что-нибудь, нужно было сначала там съесть, ибо иначе все предметы оказывались в черничном соке. Ходили по чернике, сидели на чернике, палатку ставили на чернике («Да это честь для палатки!» - (с) Кинкар). У всех по итогам шорты, брюки, носки, пенки были в пятнах от черники. А ещё рядом давали покрытую пятнами разноцветного мха обзорную площадку с видом на соседний хребет и пик Черского, торчащий из-за него.

Поставились в чернике, сварили ужин на строго дозированном количестве воды (я-то думала в первый вечер извести на супчик картошку и прочие овощи, а пришлось варить гречку), постановили утром подняться и без завтрака пойти дальше до места с известной водой. Ненавижу ходить утром без завтрака, но вариантов не было.

Кроме того, по темноте не нашлось достаточного количества дров, хотя их там обычно в избытке, и костёр был скорее для развлечения, чем для пользы, а варились на газе.

Ночью высыпали звёзды. Как же их много-то, если не из города смотреть! Пробежались немного по знакомым созвездиям, да и пошли спать.

Ночью казалось, что все окрестные шишкари спать так и не ложились. Они ходили, бродили, орали, ездили по и без того убитой дороге и производили неимоверное количество шума. Мы встали в девять, собрались часа так за полтора, приняли внутрь по глотку воды с шоколадом и отправились к месту завтрака.

И шли туда два с половиной часа! В процессе как раз я падала в лужу, все мы обдирали ноги о кусты, и ругательски ругались на дорогу и тех, кто её такой сделал - 11 лет назад не было ничего подобного.

Поэтому завтрак совместился с обедом. Мы пришли на место, где была известная бочажка, к счастью, вода в ней была. Пили как лошади, потом ещё заваривали лапшу и пили горячий чай. И сушили мокрые и грязные после взаимодействия с дорогой кроссовки.

Да, я сменила свои новые и красивые на старые, но мягкие ещё накануне после первого же подъёма. И оказалось, что уже поздновато - плюс одна новая мозоль. Старые кроссовки не добавляли новых мозолей, но идти с грузом в стоптанной обуви - то ещё удовольствие. А после падения в лужу они ещё и покрылись тонким, но всё равно противным слоем грязи. Слабая попытка помыть добавила влаги, но никак не чистоты. Поэтому пришлось заново заклеить мозоли, надеть чистые носки и пойти в них дальше.

Дальше в конце концов шишкари закончились и грязи в целом стало поменьше. Зато видели людей на мотоциклах и квадроциклах.

А кроме грязи, оставались ещё подъёмы. Я не люблю ходить в гору, я это повторяю всегда. Мне от того плохо, я не дышу, я расстраиваюсь, у меня темнеет в глазах и нехорошо трепыхается сердце. Я проклинаю тот день и час, когда я согласилась с мыслью пойти в горы, как будто я забыла, как это тяжело. Я смотрю на бегущего впереди Рому и восхищаюсь - вот хватает же сил у человека! Потом я думаю, что в его возрасте я тоже скрипела, конечно, но меньше, чем сейчас, и начинаю считать шаги. Это намного конструктивнее.

А потом подъём заканчивается и мне становится хорошо.

В тот день после обеда мне помнится ещё три подъёма. Один был длинный и изматывающий, сначала по речке, потом просто по дороге. Второй уже вёл к заветной метеостанции, и он-то мне дался легче всего. А третий - тот-самый серпантин от метеостанции по направлению к пику Черского - показался вообще адом адским. Мы стартовали от метеостанции без четверти семь, и за оставшееся светлое время нам нужно было подняться по серпантину, уйти по ровной дороге в сторону перевала Чёртовы ворота, спуститься в долину реки Подкомарной и там встать. А подъём там достаточно крутой, серпантин - он не зря. Я вспомнила подъём по этому же серпантину осенью 2004го, когда с меня и ещё с некоторых особ сняли в итоге рюкзаки, чтобы мы ползли вверх ну хоть как-нибудь. Кроме того, у мягких кроссовок и подошва тоже мягкая, и после целого дня вверх-вниз под рюкзаком я ощущала уже каждый малый камешек, на который угораздило наступить. Казалось, что если опустить ноги в холодную воду - то они зашипят и пар пойдёт.

А потом ещё оказалось, что стоянка, на которую мы целились, занята. Да-да, не мы одни такие умные, и знаем, что раз вокруг метеостанции стоит тьма-тьмущая народу, то нужно отойти за угол на Подкомарную, и там будет хорошо. Народу реально тьма-тьмущая - вокруг метеостанции палатка стояла под каждым кедром, и когда мы ползли по серпантину, то видели кучу палаток прямо у дороги. В самое не знаю что нас поразила стоянка, на которой возле палатки стоял накрытый стол, вокруг - стулья, на столе - много посуды и бутылок, а дальше под деревом стоял источник всего этого богатства - громадный джип.


Метеостанция

И всех этих людей удивляло, куда это мы тащимся на ночь глядя с рюкзаками - неужели будем ставиться на самом пике?

Тем временем темнело. Расстроенный Кинкар ураганом пронёсся по окрестностям и привёл нас в итоге на полочку этажом выше нашей намеченной стоянки. Там было менее ровно, но это была стоянка, с кострищем, с некоторым местом под палатку, с водой в реке без ограничения и с очаровательным деревом, содержащем в себе дупло и гнездо местных грызунов. Грызуны, имеющие облик чёрных бесхвостых мышей, не стесняясь ничего, полезли исследовать Ромин рюкзак. Тогда он на ночь выдал им печенья, и к утру оно исчезло бесследно. Мы сочли это хорошим знаком.

К слову, всякой живности мы в этот раз встречали очень много. Бурундуки без счета, мыши вот эти бесхвостые или кто они там, стая куропаток, кедровки - одна увидела нас и от неожиданности уронила шишку прямо Кинкару под ноги. Также видели на дороге медвежьи следы. Кони и собаки не в счёт.

Медвежьи следы

По темноте не удалось найти достаточного количества дров, поэтому варились опять на газе. Я прокачивала умения чистить овощи на ощупь и светить фонарём из подмышки. Костёр снова был символическим. Нужно было доедать открытую накануне тушёнку, поэтому супчик опять отложили на завтра, варили макароны.

После ужина отправились на открытое место смотреть звёзды. Вторая ясная ночь подряд - так вообще в тех краях не бывает. Ну вот вообще ясная. С такой видимостью, которая только там. Наверное, на пике ещё лучше, но мы не из тех, кто ходит в такие места ночью. Здесь же мы просто нашли все видимые в тот момент знакомые созвездия, потом Кинкар показал нам тоже знакомые, но только по названию, а потом ещё по карте звёздного неба он нашёл и определил на небе то, что из города в принципе не видно, а здесь - пожалуйста. Например, вы видели созвездие Малого Коня? А мы видели.

Наверное, человеку нужно смотреть на звёзды сколько-то там раз в год. Это как профилактика уныния и тоски. Антидепрессант. Но если в городе для достижения результата нужно смотреть много и часто, то в горах при ясном небе достаточно трех ночей в год. Не верите? Попробуйте.

Палатка стояла на склоне, заросшем кошкарой. Ночью кто-то скатывался вниз, а кто-то мостился вокруг корней и камней.

Кошкара в палатке

Утром оказалось, что изначально желанная нам стоянка этажом ниже свободна. То есть, люди рано встали и ушли. Мы, не протёрши глаза со сна, взялись перетаскиваться туда - там и места больше, и в целом оно ровнее. Потом умывались, завтракали… и выдвинулись в сторону пика уже почти что в полдень. И я надела новые жёсткие кроссовки - и камни впереди, и старые мокрые-грязные, пусть себе лежат и сохнут.

Дорога до пика сейчас мне помнится даже почти что нормальной - ну да, подъём, но или вообще не смертельно, или без рюкзака проще, или организм вспомнил, как это следует делать. Вообще-то я шла туда уже в четвёртый раз, так-то было, что вспомнить. По дороге Рома искал камеру, которую потеряли в тех местах зимой (не нашёл). Мы вертели головами, восхищались открывающимися с каждым десятком метров панорамами и фотографировали всё без разбору. Причем я, имея в распоряжении зеркалку, мыльницу и телефон, снимала на телефон. Нет, на зеркалку тоже снимали, так что приличные фотографии, я надеюсь, тоже будут, не только телефонные.


Путь наверх


Типа панорама


Вид на гольцы

Людей было много. Правда, в основном они шли уже сверху, но и наверх тоже. Правда, как оказалось, до цели доходили не все - некоторые забирались на пик Посетительский, что по соседству (2009, если мне не изменяет память), смотрели с ужасом на перешеек между ним и пиком Черского, фотографировали сверху озеро Сердце и шли обратно. Мы же отдышались и полезли на тот перешеек.

Шишечка в левой части - это пик


Внизу озеро Сердце

Он никогда не был особенно удобным, там было опасновато и страшновато. За одиннадцать лет появились вбитые тросы, но всё равно приходится скакать с одной стороны на другую, и местами по-прежнему страшновато. Но преодолимо. После перешейка ещё два раза по триста шагов… и ура, без чего-то там два по времени я на вершине.

Радуемся, фотаемся, снимаем панорамы. В такую отличную погоду я там впервые. Кажется, в осенний поход 2004-го тоже было ничего себе, но здесь-то просто изумительно! Правда, потихоньку появлялись облака, и из некоторых даже что-то лилось. Мы понадеялись, что там оно всё и прольётся, дальше не пойдёт.

Там есть связь у теледва, даже прямо странно, а у мтса по-прежнему, как и одиннадцать лет назад, око видит, а зуб неймёт. Рома звонил, а мы тоже, но с его телефона.

Потом мы ещё ели - ну как не поесть на пике Черского?

А потом собрались и пошли вниз. Но не той же самой тропой, а просто вниз, к озеру Сердце.

Спускаемся к озеру

Горные озёра - они, знаете, как капризные красавицы. То подо льдом, то под дождём, то в тумане. То соберешься на берегу поесть - и раз, тебя сразу же накрывает непогодой. Или вот ещё купаться как-то раз собрались - и нехило за это получили. Но чтобы было проблемой просто спуститься с пика Черского к озеру Сердце - такого я не помню. А бывает.

Наверное, мы просто не там пошли. Или не заметили, где нужно было взять правее. И уперлись в скальные прижимы. А спуск и так почти вертикальный и уже казавшийся к тому моменту бесконечным, жесткая обувь отдавила все пальцы. И ещё непонятно, как и куда теперь из этого выбираться. Нет, мы прошли в сторону и выбрались, но это стоило эмоций и нервов, по крайней мере нам с Кинкаром, у Ромы проходимость в принципе выше. Когда я последним номером сползла к берегу, от начала спуска прошёл час, и мне уже не хотелось от этой жизни и от этих мест ничего. А ещё предстояло подняться из цирка обратно на гребень и спуститься в лагерь.

Мы даже поели там немного, для подкрепления и утешения. И воды набрали. И хорошо, что это хотя бы внезапной и неминуемой непогоды не вызвало. Видимо, кто-то решил, что с нас хватит и спуска. И пошли вокруг озера, потому что более удобный подъём находился на другой его стороне.

Меня подъём страшил, как и все подъёмы на свете. Но он оказался легче того спуска, и быстрее, был взят в два приёма, и оп - мы уже на гребне. Правда, пришлось ещё столько же идти до вершины Посетительского, чтобы оттуда спускаться вниз, в наши края.


Поднялись

Спуск был имени отдавленных пальцев, и не только у меня. Это было реально больно, но я всё равно ползла, на каждом шагу вспоминая ту Русалочку. Ползла я медленнее всех и с ужасом думала, что будет, если завтра я с той же скоростью буду ползти по долине Слюдянки на электричку. Спустились мы в итоге за два часа.

На стоянке были в половине седьмого, и поняли, что до водопадов ниже на Подкомарной уже не пойдём. Ноги не те и времени мало, скоро опять сумерки и темнота, а дров нет.


Вид на стоянку

Дальше были хозяйственные заботы - до темноты мужчины успели найти, напилить и притащить дрова в количестве, а я - почистить на суп картошку и овощи и сделать салат. Варились, правда, всё равно по темноте, ну да ладно.

Тем временем не только темнело, но ещё и затягивало небо облаками. Правда, не смертельно - отдельные фрагменты звездного неба были видны, мы их снова посмотрели. Но недолго - усталость победила нас, и ещё до полуночи мы отправились спать.

Вообще я сплю нормально, но в лесу - плохо. И всегда так было. У меня повышается тревожность, я лежу и слушаю разные звуки, мне всё время кажется, что вокруг кто-то ходит, шуршит и разговаривает. Даже если я могу проидентифицировать все звуки. Но если слышен шум волн, как на Байкале, или реки, как здесь - то в этом шуме мне может почудиться вообще что угодно. А просыпаюсь я тоже легко - просто от необходимости переменить положение тела на коврике. Поэтому когда около шести утра недолго шёл дождь - я его отлично слышала. Но он был недолго - это раз, и нашей палатке дождь с ветром пофигу - это два, она штурмовая.

Будильник поднял нас около семи часов. Но вышли мы только в десять, не знаю, можно ли быстрее. Я снова надела кроссовки мягкие, но убитые - нам предстоял спуск-спуск-спуск, и это должен был быть довольно быстрый спуск. Современные средства измерения расстояний утверждают, что от метеостанции до вокзала в Слюдянке 18 километров. Плюс ещё перевалить горку от Подкомарной до метеостанции, это заняло час с небольшим хвостиком. Двадцать в сумме точно есть, а то и поболее, плюс вверх-вниз, хорошо ещё, что вверх только в самом начале и недолго.

Выходящий народ встречался, но немного. И под каждым кедром уже никто не стоял, все накануне вышли и выехали.

Мы бежали вниз достаточно бодро, с минимальными остановками на перевести дух без рюкзака, разве что выделили полчаса на поесть сразу после кафе. Я всегда опасаюсь не успеть на электричку, особенно после того, как один раз нам в тех местах это удалось, но тогда мы в тот же день с утра поднимались на пик, и всё было, в принципе, закономерно. Также я опасаюсь переправ вброд в случае смытых или вовсе отсутствующих мостов, раньше такое случалось с завидной регулярностью. Однако 14 мостов были нами обнаружены в превосходном состоянии, и переходить реку вброд не пришлось ни разу, хотя я и была к этому морально готова. Вообще, встречаются лавочки, навесы, смотровые площадки и мотивирующие надписи типа «осталось всего 6 км». Это хорошо.

Образец моста через реку Слюдянку

Конечно, невозможно не сравнивать с Татрами и с тем, как там всё обустроено, сравнение пока ещё в пользу Татр, конечно. Но приятно, что в наши горы тоже постепенно приходит цивилизация.

Когда мы дошли до кафе (есть такое диво по дороге, возле четвертого или пятого по счету моста), то оказалось, что из речной заводи там оборудован бассейн. На наших глазах из него вылез, отряхиваясь, голый мужик, и я ему в тот момент, честно говоря, даже несколько позавидовала - ну и черт с ней, с водой, что холодная, искупаться было бы классно. Но времени не было, увы.


Впереди кафе

Однажды нас примерно с полчаса обрызгивало дождиком, крупным и мокрым. Но - разве что обрызгивало. Зато за спиной грохотал гром, клубились тёмные тучи, и вообще нам всячески давали понять, что мы выходим очень вовремя, оставаться там нечего.


Карьер


Река

Чем дальше, тем более пологой была дорога, и к пяти часам мы добрались до её конца (или до начала тропы - смотря, с какой стороны подходить к решению вопроса). Оставались последние четыре с хвостом километра - до Слюдянки и по Слюдянке. Мы перевели дух, надели рюкзаки, подтянули ремни… и пошли.

И тут мне поплохело.

Потом уже мы коллегиально решили, что мне слишком сильно затянули лямку рюкзака, и что-то там в мышцах защемилось. Защемилось качественно - идти было больно, каждый шаг отдавался в голову и в область сердца, дышать стало больно. Я испугалась. Некоторое время шла и не пугала коллег, потом, уже в городе, в какой-то момент начало темнеть в глазах, и я запросилась посидеть. Посидели. Сидя - терпимо, только дышать больно. Встали и пошли - опять ерунда. Я шла и думала, что если завалюсь, то тут со мной двое взрослых адекватных людей, один из которых врач, и они уж как-нибудь сообразят, что со мной делать дальше.

Однако, мы дошли. Я даже преодолела виадук. С него увидели стоящую в нетипичном месте - на самом крайнем пути со стороны города - нашу электричку. Но мы всё равно пошли на перрон, Кинкар сходил за билетами, Рома успел сходить поесть в местную столовую, а я сидела, дышала и караулила рюкзаки. Оказалось, что электричка стоит именно там, где стоит, ни в какое другое место её переставлять не будут, и нужно вставать и тащиться через виадук обратно. Но делать нечего - встали и дотащились. Начался эффект остывания мышц после покоя, и каждый шаг давался с удивительными спецэффектами, кто испытывал - тот отлично знает и ни с чем не перепутает.

А дальше уже всё было просто - доехали, дошли, горячая ванна разжала мой спазм (и я окончательно уверилась в том, что это был спазм), ужин, спать. Утром по будильнику на работу.

Что сейчас: ноги расцарапаны, местами побиты, отекли практически вдвое против нормального объёма, искусаны какими-то тварями, что вызвало нормальную аллергическую реакцию, и стёрты в хлам. Второй день не могу надевать ничего, кроме разношенных треккинговых сандалий - ни во что другое стопы просто не помещаются, пальцы всё ещё отдавлены, а мозоли болят. Мышцы и суставы ног работают тем самым странным образом, когда кажется, что передвигается не человек, а деревянная колода, потому что ничего не гнётся. Ну и лёгкие простудные явления нас тоже догнали.

Итог по снаряжению. Палатка чихать хотела на погодные явления, но в ней мало места под вещи. Конечно, приходится себе всё время говорить, что с какими только палатками не доводилось ходить, и просто рюкзаки сбоку под полиэтилен заталкивали, но всё равно. И вертикальный вход лучше диагонального - в дождь ничего внутрь не заливается.
Рюкзак - лучше предыдущего, но у него уже начал вытираться один из замков на одном из карманов.
Коврик - отлично. Мне на нём спать намного комфортнее и проще, чем на обычной пенке, а места он занимает не сильно больше и весит не сильно тяжелее. Особенно хорошо всё стало после того, как я осознала, каким именно образом его легче всего сдувать.
Ведро - тоже отлично. Пригождается и используется.

Но если мы следующим летом куда-нибудь соберемся, то уже нужно будет менять рюкзак мне. Я примерно понимаю, что я хочу, будем искать. И палки! В этот раз без Роминой палки я просто бы никуда не дошла. С палкой намного удобнее. Не знаю, нужны ли именно две, но одна очень облегчает жизнь в процессе перемещения по вертикали.

Итог общий: хочу ещё, пойду ещё. Очень рада, что при всей моей плохонькой физической форме я вообще смогла это сделать. Значит, ещё не всё потеряно.

И главное - мы ходили ловить лето, мы поймали его очень ощутимый кусок. Как говорится, шалость удалась :)
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

sherlie: (Default)
sherlie

April 2017

S M T W T F S
      1
2 34 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:38 am
Powered by Dreamwidth Studios